Рэкет 90-х. Как это было?

количество просмотров 259
Рэкет

Содержание страницы

Обычно, под термином «рэкет» понимается шантаж, вымогательство в значительных размерах с применением насилия, жестокости и запугивания.

Криминологи в термин «рэкет» включают широкий спектр организованных преступных проявлений. При этом различаются две основные разновидности данного вида преступности: вымогательство с помощью угроз или путем применения насилия и преступные синдикаты.

В Европе и США чаще всего рэкет связывают с организованной преступностью или деятельностью мафии. И это соответствует действительности. Мафия является одной из наиболее характерных форм организованной преступности, преступным синдикатом, которая в получении материальных благ использует и рэкет. У понятия «Мафия» имеется своя и весьма древняя история. Первоначально оно появилось в 1282 году на Сицилии в Палермо, где местные патриоты боролись за освобождение острова от французского ига. Девиз патриотов был «Смерть Франции — желание Италии». Из первых букв призыва был образован пароль «Мафия». С начала XV века данная организация превратилась в группу предателей, преступников и убийц.

За счет эмиграции ее членов мафия распространилась и в другие страны, в частности, в США — Нью-Йорк, Чикаго и т. д. В США существует и другая преступная организация — «Коза Ностра», в которую входят основном лица американского происхождения.

Аналогичным образом в начале XX века в США прибыл и известный руководитель преступного синдиката Аль Капоне.

Его отец Габриэль Капоне, по профессии парикмахер, эмигрировал в Нью-Йорк из Италии с множеством детей и пустыми карманами. Банды А. Капоне принимали активное участие не только в рэкетирстве, содержании собственных игорных и публичных домов, но и в политической деятельности. Благодаря усилиям гангстеров в 1924 году в Чикаго на выборах в Чикагский муниципалитет потерпели крах демократы. При помощи шантажа и подкупа в штате назначались свои люди на должности судей, прокуроров и шефов полиции.

Как ни странно, А. Капоне был осужден на 10 лет заключения не за организацию кровавых преступлений, убийства, управление преступным синдикатом, а за неуплату налогов в размере 1 миллиона долларов. А. Капоне является одним из немногих боссов преступного мира, кому удалось умереть собственной смертью. Другие заправилы мафии и «Коза ностра» — Лаки Лучано, Френк Костелло, Лаг Шульц, Висент Малоно, Джозеф Валачи — были убиты или умирали за тюремной решеткой.

Рэкет, так же как и другие социальные сферы, претерпел за последние годы значительные изменения. Он включает в себя не только простое вымогательство с использованием шантажа или насилия, применяемых также преступными синдикатами, но и ряд других специфических черт: значительное число участников преступных групп; многообразие форм преступной деятельности; развитие контактов между различными группировками; наличие четких элементов организации — структуры группы, распределение функций, ролей и зон влияния и т. д.; влияние и воздействие на социально-политическую сферу; легализация капиталов, добытых преступным путем и т. д.

В 90-е организованные преступные группы в России включали в себя профессиональных преступников (карманных воров, «ломщиков чеков», «наперсточников» и т. д.). Вместе с тем рэкет — это преступная деятельность с особо высоким криминогенным потенциалом, присущая в основном только организованным группам.

В конце прошлого века в России в недостаточной степени были изучены проявления рэкета. Сначала имелись лишь самые смутные представления о его географии и распространенности. В 90-е впервые были предприняты только отдельные попытки описать направления и формы противоправного поведения рэкетиров и социально-негативных последствий их деятельности.

Некоторый анализ материалов правоохранительных органов, публикации в прессе и отдельные результаты выборочных криминологических исследований все же были. Итак, в 90-е наблюдались три основные сферы (уровня) проявлений рэкета: социально-политическая, правовая (криминогенноактивная), социально-экономическая.

Можно было бы указанные сферы дополнить еще социально-культурной, управленческой и т. д. Однако большинство из элементов указанных сфер проецируются на политическом, правовом и экономическом уровнях.

Попытаемся рассмотреть лишь некоторые формы деятельности рэкетиров в различных сферах в те лихие годы.

Социально-политическая сфера. В этой сфере проявляется один из наиболее характерных признаков организованной преступности — связь с работниками милиции, сотрудниками прокуратуры и т. д. Чаще подобная форма была направлена на чиновников, сотрудников правоохранительных органов и т. д. Имелись случаи, когда угрозы реализовывались, шантажируемые избивались, осуществлялось их убийство.

Проявления рэкета в социально-политической сфере в определенной мере было связано с обеспечением сохранности тех материальных благ, накоплений, общественного положения, которое отдельные, лица получили в результате противозаконной деятельности, в том числе при помощи рэкета. Наряду с этим прямое вымогательство государственного или общественного имущества от работников государственного аппарата в социально-политической сфере встречалось не так уж часто.

Сравнительно редко выявлялись случаи, когда материально ответственные лица шантажировались, им высказывались угрозы и т. д. Чаще служащие государственного аппарата имели косвенное отношение к определенным материальным благам и только в силу выполняемых ими служебных функций имели возможность оказывать воздействие на процесс распределения материальных благ. Однако не всегда рэкет в социально-политической сфере связан непосредственно с вымогательством.

Здесь скорее наблюдаются его последствия, связь с иерархической структурой организованной преступности. Если организационную структуру рэкетиров можно рассмотреть как своеобразную пирамиду и на верхних ее этажах располагаются боссы профессионального преступного мира, то в рассматриваемом случае представители правоохранительных органов разоблачают и привлекают к ответственности в основном так называемых «шестерок», в том числе рэкетиров.

Правовая сфера. Это еще одно направление деятельности рэкетиров 90-х.

Можно сказать, наиболее парадоксальный ее аспект. Как мы уже упоминалось, рэкет по своей сути и характеру глубоко антисоциален. Между тем он находит свое существование и в самой антиобщественной среде. Примеры искать не надо. Возьмем хотя бы представительниц самого древнего ремесла.

Оказывается, нередко, чтобы выходить на заработки в наиболее престижные точки, необходимо уплатить определенную «арендную» плату. Скажем, неустойки, уплачиваемая рэкетирам после посещения проститутками. Когда указанная категория лиц достигает договоренности (после уплаты неустойки), начинается расчет по так называемой арендной плате, которая уже немного ниже.

К данной группе рэкетиров можно еще отнести шантаж и вымогательство в отношении лиц, совершающих хищения государственной или общественной собственности, занимающихся запрещенным ремеслом и т. д.

На практике известны случаи, когда рэкетиры «вычисляли» сбытчиков наркотиков, валютчиков, крупных спекулянтов и т. д. В последующем при помощи шантажа вымогали суммы, измеряемые не сотнями, а десятками тысяч долларов. При отказе шантажируемых уплатить требуемую сумму нередко они избивались, их пытали.

В деятельности рэкетиров, так же как и при других организованных преступных проявлениях, происходила борьба за зоны влияния.

Показательна в этом отношении борьба за приоритет контроля над так называемыми «наперсточниками» в Москве между «люберецкой» и «долгопрудненской» преступными группами. Считается, что с этого эпизода пошел отчет рэкета 90-х. Некоторых из игроков в «три наперстка» за определенное вознаграждение (до 50 процентов от суммы выигрыша) охраняли от других игроков или потерпевших, а также обеспечивали выплату проигранных сумм рэкетирами подмосковного города Люберцы. В течение первого полугодия 1988 года при «делении сфер влияния» произошли драки между данными группами на Рижском рынке, у Южного порта, возле ресторана «Узбекистан». В подобных драках использовались группы боевиков, которые применяли холодное и огнестрельное оружие.

Несколько позже аналогичным образом в Ленинграде утверждала свой авторитет над «наперсточниками» группа С. Васильева — «Боксера». Вначале подчинила себе игроков в «три наперстка» на Ульянке, потом настала очередь «опеки» на рынке по перепродаже машин, «галерку» Гостиного двора и т. д.

Излишне говорить о том, что рэкетируемые не заявляли о шантаже, фактах запугивания или угрозах, оказании насильственных действий в органы милиции, прокуратуры и т. д. Нередко угрозы приводились в исполнение. Известны также случаи, когда «провинившиеся» прибегали к услугам и «защите» других групп рэкетиров. Однако чаще всего результат призывов к помощи оказывался не тот, какой планировался. «Защитники» повышали ставку требуемой суммы или объединялись с первой группой рэкетиров.

Имелись случаи, когда вымогательство было связано с тяжкими насильственными преступлениями. Социально-экономическая сфера. Бурное развитие индивидуальной и кооперативной трудовой деятельности сказалось на организации и содержании преступного поведения рэкетиров. Они соответственно переориентировались на вымогательство в отношении отдельных граждан или группы лиц определенной суммы денег, вырученных кооперативом или полученных в результате индивидуальной трудовой деятельности. Формы вымогательства достаточно разнообразны от выражения угроз до нанесения побоев или имущественного вреда. Различны также и предметы притязаний рэкетиров, начиная от разменной монеты у продавцов жвачек или значков, кончая суммами в несколько тысяч долларов. В некоторых случаях выручка рэкетира с одной точки составляла сумму, превышающую прибыль предприятий государственной торговли или общественного питания.

Для рэкета в экономической сфере характерно, что вымогательство носит регулярный, то есть еженедельный, ежемесячный или ежеквартальный характер.

Неуплата установленной суммы влечет за собой включение так называемого «счетчика», то есть увеличение требуемого вознаграждения. До следующего периода сумма уплаты возрастает на 100 процентов. В случае отказа от выполнения требований вымогателей или обращения рэкетируемых в правоохранительные органы выкуп увеличивается в несколько раз, предпринимаются попытки шантажа отдельных граждан или членов их семей, наносится ущерб их имуществу и т. д.

Имелся интересный опыт борьбы с рэкетом силами самих кооперативов. По мнению их руководителей, коль правоохранительные органы не всегда могут обеспечить должный отпор рэкетирам, то об этом должны позаботиться сами кооперативы. Так, Москве в борьбе с рэкетом создавались самостоятельные объединения. Кооперативы, нуждающиеся в защите от вымогателей, обеспечивающие сохранность и имущество, вносили определенную сумму данному объединению. В случаях попыток вымогательства представителями объединения осуществлялся поиск и выявление рэкетиров, привлечения их к ответственности. При нанесении же материального вреда кооперативной собственности данное объединение выплачивало потерпевшим сумму нанесенного ущерба, то есть определенную страховку,

Собственно рэкет существовал в стране всегда, но особенно расцвел в годы нэпа.

Всем известный Остап Бендер занимался не чем иным, как рэкетом. Но отличался он от сегодняшних подобных преступников так же, как Корейко — от подпольных миллионеров 90-х. Серьезные просчеты в экономике шестидесятых годов привели к росту дефицита и породили подпольных дельцов. В начале семидесятых они открыто заявили о своих финансовых возможностях. И тут же начал развиваться рэкет. В разных регионах страны способы давления на бизнесменов теневой экономики были неодинаковы. В Грузии, например, широкое распространение получил киднеппинг — похищение детей. Здесь даже вынуждены были ввести в УК статью, предусматривающую ответственность именно за это преступление. В Узбекистане в отношении дельцов рэкетиры в основном применяли насилие, пытки.

Закономерное следствие развития теневой экономики и других негативных явлений времен брежневского застоя — появление организованной преступности. Рэкет в ее структуре занимал низшую ступень. Рэкетиры всего лишь исполнители, и боссов организованной преступности не очень волновала их судьба. Посадят этих — придут новые. Рядовые всегда найдутся. И жизнь у рэкетиров была совсем не такая сладкая, как часто представлялось в прессе. Железная дисциплина, свои очень жесткие законы. Опоздать на пять минут «на дело» — вовсе не то же самое, что опоздать на работу. В криминальной среде за это могли и убить. И все же рэкет — это лишь один из многочисленных показателей соорганизации преступного мира.

Почему такой ажиотаж вокруг рэкета поднялся именно в 90-е?

Потому что в те годы его увидели. До этого рэкет существовал скрыто: вор грабил вора. С появлением же кооперативов и индивидуалов вышло из подполья шантажирование обеспеченных людей — рэкет. Преступная среда всегда достаточно оперативно реагирует на серьезные изменения в социальной жизни общества.

Задумывая серьезные изменения в экономике, необходимо было одновременно предусматривать и их правовое обеспечение, правовую защиту. Еще в начале 90-х году работники органов внутренних дел на местах прогнозировали практически все негативные явления. И, по-видимому, можно было заранее принять какие-то защитные меры. Например, следовало бы обратиться к зарубежному опыту, в частности США, где пытаются препятствовать проникновению «грязных денег» в легальный бизнес не только с помощью уголовного закона, но и строгого финансового контроля.

С каждым годом рэкет активизировался, расширял сферу своего действия примерно пропорционально росту числа предприятий и тех, кто трудился индивидуально. Втянуты в преступную систему были сотни рэкетиров, а привлечено к ответственности только около пятой части. Многие потерпевшие по различным причинам не обращались за защитой в милицию. Среди потерпевших — большинство индивидуалы, рэкетировали тех, кто имел нетрудовые доходы, работников торговли и сферы обслуживания. В большинстве случаев вымогатели добивались своего лишь угрозами. Но зачастую они прибегали и к уничтожению имущества, побоям и пыткам, использовали оружие. Зарегистрированы тысячи фактов, когда вымогатели устанавливали и получали регулярный оброк. А это уже следующий виток к организованности в преступной среде.

Обнаглевшие рэкетиры зачастую давили на потерпевших, заставляя отказаться от показаний, данных на предварительном следствии. Подобные же методы применялись и в отношении работников правоохранительных органов.

Добавить комментарий

Войти с помощью: